Жизнь планеты

Анджелина Джоли: новая союзница пчел – и женщин-пчеловодов

Кинозвезда, знаменитая своей гуманитарной деятельностью, рассказывает о том, как женщин учат ухаживать за пчелами в биосферных заповедниках ЮНЕСКО… и о пчеле, которая залезла к ней под платье.

В первый миг зрелище ошеломляет: икона красоты, чье лицо и тело облепили пчелы. Но в этом образе можно разглядеть историю о хрупком равновесии между людьми и насекомыми-опылителями, без которых у нас сильно поубавилось бы продовольствия.

Анджелина Джоли позировала для National Geographic, чтобы во Всемирный день пчел привлечь внимание к острой необходимости охраны этих насекомых – и к совместной программе ЮНЕСКО и Guerlain, в рамках которого женщин обучают, как заработать на жизнь пчеловодством и сохранить естественную среду обитания пчел во всем мире. Фотографа (и пчеловода-любителя) Дэна Уинтерса вдохновил знаменитый снимок 1981 года, на котором Ричард Аведон запечатлел пчеловода из Калифорнии, чей обнаженный торс облепили пчелы.

У Джоли были иные источники вдохновения. Она думала о наших незаменимых друзьях, пчелах, которым грозит опасность – и виной тому паразиты, пестициды, утрата среды обитания и климатические изменения. А еще – о женщинах со всего земного шара, которых научат охранять этих бесценных опылителей.

Актриса, режиссер и гуманитарный активист встретилась с нами в Лос-Анджелесе, чтобы побеседовать о том, как взаимосвязаны между собой здоровая окружающая среда, продовольственная безопасность, расширение возможностей женщин – и пчелы, которых в мире насчитывается около 20 тысяч видов. Как уверяет Джоли, сохранить опылителей, без которых наша жизнь немыслима, – вполне посильная задача.

Рабочая пчела. Снимок сделан через растровый электронный микроскоп.

Фото: Дэн Уинтерс

Голова пчелы-матки. Снимок сделан через растровый электронный микроскоп.

Фото: Дэн Уинтерс

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, три из каждых четырех важнейших для человека продовольственных культур – и свыше трети сельскохозяйственных угодий во всем мире – своим существованием отчасти обязаны опылителям. И речь идет не только о нашей еде; пчелы опыляют и люцерну, которая служит пищей коровам, и культуры, используемые при изготовлении одежды и медицинских препаратов. По данным Американской федерации пчеловодов, одни лишь медоносные пчелы приносят растениеводству США 20 миллиардов долларов; а во всем мире опылители участвуют в производстве продуктов питания стоимостью свыше 200 миллиардов долларов.

Однако в некоторых странах популяции пчел резко сократились за десятилетие, минувшее с 2006 года, когда был впервые описан синдром разрушения пчелиных семей. Виновниками массового вымирания пчел считаются пестициды (в особенности группа химикатов под названием неоникотиноиды), клещи-паразиты рода varroa и сокращение естественной среды обитания, усугубляемое глобальной практикой монокультурного сельского хозяйства. Местным видам по всему земному шару нанесли урон и климатические изменения – это из-за них более полудюжины видов пчел, обитающих в США, попали в Список исчезающих видов.

Недавно Джоли стала «крестной матерью» пятилетней программы «Женщины за пчел», инициаторами которой стали ЮНЕСКО и французский парфюмерный дом Guerlain. Как утверждают представители Guerlain, компания выделила два миллиона долларов на обучение и поддержку пятидесяти женщин, будущих предпринимателей-пчеловодов, в 25 биосферных заповедниках под эгидой ЮНЕСКО в разных уголках планеты.

По словам представителей Guerlain, ожидается, что к 2025 году эти женщины будут заниматься пчеловодством в 2500 ульях, что позволит сохранить жизнь 125 миллионов пчел, принадлежащих к местным видам. В этом году обучение пройдут уроженки Болгарии, Камбоджи, Китая, Эфиопии, Франции, России, Руанды и Словении, а в 2022 году к ним присоединятся жительницы Перу, Индонезии и других стран.

Мэттью Швастик. Источник: ЮНЕСКО

Главная цель программы – рассказать о разнообразии практик пчеловодства и поделиться секретами разных культур. Например, в биосферном заповеднике Сишуанбаньна в Китае ульи-брёвна, сделанные из упавших деревьев, запечатывают коровьим навозом для защиты пчел в зимнее время. В биосферном заповеднике Тонлесап в Камбодже пчеловоды располагают колонии на склоненных ветвях, с которых легко собирать мед без вреда для насекомых. Сотрудники ЮНЕСКО гарантируют, что в рамках программы «Женщины за пчел» ни колонии, ни маток не будут импортировать, чтобы не причинять вред местным пчелам и избежать распространения болезней.

Принимаясь за новую роль, Джоли имеет за плечами необычный опыт. Она – специальный посланник Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, и за последние двадцать лет на ее счету набралось без малого шесть десятков миссий ООН в зонах боевых действий и лагерях беженцев. В 2003 году Анджелина основала на северо-западе Камбоджи фонд по охране природы и развитию местного сообщества в сельской местности Maddox, названный по имени ее старшего сына. Среди целей фонда – ликвидация противопехотных фугасных мин военного времени, переквалификация браконьеров в рейнджеров и укрепление гендерного равенства. Помимо всего прочего, фонд обучает пчеловодов.

В июне вместе с первыми десятью участницами программы «Женщины за пчел» Джоли примет участие в ускоренном тридцатидневном курсе обучения под руководством экспертов из Французской апидологической обсерватории в Провансе, где она и сама намеревается обучиться пчеловодству.

Индира Лакшманан: Вот уже двадцать лет вы выступаете в защиту уязвимых групп населения, особенно женщин и детей. Какова связь между людьми, которым грозит опасность, и пчелами? Что объединяет эти направления вашей деятельности?

Анджелина Джоли: Многие из тех, над кем нависает угроза, остаются без крова вследствие изменения климата или войн, которые могли разгореться из-за истощающихся ресурсов. Когда уничтожают привычную среду, лишают средств к существованию, это становится одной из многих причин, почему люди мигрируют или воюют друг с другом. Все это взаимосвязано.

Насекомые-опылители, конечно же, имеют огромное значение для нашей жизни и окружающей среды. Поэтому мы должны понимать с научной точки зрения, что произойдет, если мы их лишимся. Мы можем приложить усилия к решению этой проблемы.

Воодушевляет, что, вместо выступлений с заявлениями вроде «мы теряем пчел, существуют разные виды, которые вымерли или вымирают», мы берем слово, чтобы сказать: «Вот как нужно их беречь». Нужно более ясно осознавать последствия применения химикатов и обезлесения. А кроме того, есть вещи, которые могут сделать самые разные люди. Даже необязательно иметь землю, главное, захотеть внести свой вклад в решение проблемы. Воодушевляет, что мы предлагаем решения и даем женщинам новые возможности самим поддержать себя.

Улей с процветающей колонией.

Фото: Дэн Уинтерс

Свежий мед.

Фото: Дэн Уинтерс

– Во всем мире пчелам грозит так много опасностей.

– Порой многие из этих трудностей кажутся непреодолимыми. Но при этом существуют и простые истины, о которых не стоит забывать. Когда исчезает вид, будь то животное или растение, что-то разрушается. Рвется ткань всего того, что поддерживает нашу жизнь. У всех нас достаточно ума, чтобы понять, что эти фрагменты очень-очень тесно взаимосвязаны и очень важны. Я знаю, что со стороны кажется, будто я занимаюсь пчелами, но на самом деле для меня пчела и опыление и уважение к окружающей среде – все это связано с возможностями женщин и с потерей крыши над головой из-за перемены климата.

– Существуют простые способы помочь, доступные каждому из нас – сажать местные виды растений, не использовать вредные химикаты на собственных участках и в общественных садах…

– Столько тревог во всем мире и столько людей, подавленных плохими новостями и всем тем, что рушится у них на глазах, но с этой бедой можно справиться. Все мы, несомненно, можем не стоять в стороне и внести свой вклад.

Мне кажется, многие из нас не осознают, какой вред причиняют природе. Многие просто пытаются прожить день. Они хотят делать добро. Не хотят ничего разрушать. Они не знают, что покупать. Не знают, что использовать. Поэтому, мне кажется, отчасти дело в желании помочь им всем, потому что это нужно лично мне. У меня шестеро детей и столько всего происходит, и я не знаю, как хоть в чем-то быть «идеальной». Так почему бы нам не помочь сказать друг дружке: «Вот, попробуй идти этим путем, он простой, и кое-что можно делать вместе с детьми».

Молодые люди такие образованные, такие сведующие, так четко осознают проблемы в мире. А им без конца говорят: покупай это, делай это, не трогай то, не езди на том. Они не знают, как со всем этим справиться. Так что одна из наших целей – сделать этот путь [охраны пчел и биоразнообразия] реальным и простым.

– Ваш интерес к охране окружающей среды пробудился благодаря вашим детям?

– Их поколение решит нашу судьбу. Мы дошли до предела. От наших решений и действий в ближайшие 10–20 лет будет зависеть, сможем ли мы жить на этой планете. Увы, они об этом знают. И им от этого нелегко. Сможет ли Земля существовать по-прежнему и будут ли на ней пчелы и опыление – сама я о таких вещах не думала в 12 лет.

– Вы основали фонд в Камбодже, странне, где вы сами видели уничтожение лесов и незаконные лесозаготовки. Что вдохновило вас поддержать программу по развитию пчеловодства в этом регионе?

– Наблюдения за окружающей средой и за тем, как люди зарабатывают на жизнь. Многие бывшие браконьеры стали рейнджерами и работают с нами. Они многое сделали для того, чтобы остановить вырубку леса и защитить животных там, где это возможно. А еще в Камбодже многие собирают дикий мед.

Важно понимать – нельзя просто приехать в страну и сказать: «Никакой инфраструктуры, никаких дорог, никакого прогресса, вообще ничего, мы тут устроим заповедник и будем его охранять». Для устройчивого развития важно сделать так, чтобы местные люди жили благополучно и при этом не теряли связь с естественной средой.

У медоносных пчел существует своего рода норма демократии, когда отдельные особи сообща выбирают новое место. По-моему, неплохая параллель с программой «Женщины за пчел». Зачем женщинам осваивать пчеловодство, как это поможет им обрести голос, выйти из тени, упрочить экономический статус?

– Женщины невероятно способные. Многие живут в регионах, где нет перспектив развития. Но эти женщины жаждут учиться, у них потрясающие деловые инстинкты. Мы хотим создать целую сеть, чтобы они могли стать прекрасными пчеловодами, взяв на вооружение новейшие научные открытия и методы, самим производить продукт и продавать его. Наша цель не в том, чтобы просто разъезжать по свету и учить женщин, а в том, чтобы женщины из разных уголков планеты делились опытом.

Когда женщина приобретает какой-то навык, она обучает и других женщин, и мужчин, и своих детей. Так что, если очень нужно достичь какой-то цели, да еще и приумножить достигнутое, нужно найти женщину и помочь ей разобраться в делах. Тогда она сделает так, чтобы узнала вся округа.

– Первый курс обучения для пчеловодов начнется уже в июне на юге Франции. Вы сами собираетесь учиться? Планируете устроить ульи вместе с детьми у себя дома?

– У меня очень много полевых цветов, и мои пчелы очень довольны. Да, мы как раз пытаемся решить, где поставить ульи. Думаю, придется разместить их на крыше.

Существует два типа пчел: дикие и одинокие или домашние и медоносные. Выбор за вами. Домашняя медоносная пчела делает мед, но есть и другая, дикая отшельница, у которой совсем другая жизнь: мед она не делает, зато опыляет растения.

– А вы сами какая пчела?

– Мне кажется, в последнее время я в основном домашняя медоносная, но в душе я дикая отшельница. [Смеются]

– Вы позировали для необычного портрета в National Geographic, на котором вас запечатлел фотограф Дэн Уинтерс: вы в буквальном смысле вся покрыта пчелами, и они летают прямо у вас перед лицом. Каково это было?

– Мой ответ прозвучит в духе буддийских практик, но было чудесное чувство связи с этими прекрасными созданиями. Конечно, вокруг все жужжит. Нужно стоять без движения и осознанно присутствовать в собственном теле, в текущем моменте, что для меня не так-то просто. Мне кажется, отчасти идея заключалась в том, что порой это существо воспринимают как опасное или способное ужалить. Как тогда существовать бок о бок? Смысл в том, что все мы живем на этой планете. Мы оказываем влияние друг на друга. Вот такие должны быть ощущения, и я их испытала, и для меня большая честь и удача все это пережить.

– Чтобы привлечь к вам пчел, Дэн Уинтерс раздобыл тот самый феромон, который использовал Ричард Аведон при создании знаменитого портрета пчеловода 40 лет назад.

– Было забавно с прической и макияжем натираться феромонами. Перед съемкой три дня нельзя было мыться, потому что мне сказали: «Если будешь пахнуть всеми этими ароматами, и шампунями и духами, и всякой всячиной, пчела не поймет, что ты за существо». Наверное, никому не хотелось, чтобы меня приняли за цветок.

– И попытались вас опылить. [Смеются]

– Про это я не знаю, но было интересно. А вообще пришлось заткнуть нос в уши, чтобы было поменьше отверстий, куда они смогут заползти.

– Ого, страшновато!

– Одна все-таки забралась мне под платье и не вылезала до самого конца. Прямо как в старых комедиях. Чувствую, она у меня на коленке, на ноге, и думаю: «Эх, хуже всего, если сюда ужалит. Уже совсем близко подползает». Так она там и оставалась все время, пока не закончилась съемка. А когда с меня сняли всех других пчел, я подняла юбку, и она улетела.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть